ЭКОНОМИКА И ФИНАНСЫ

Кредитные дефолтные свопы (CDS): возрождение из пепла

октябрь 11, 2022
ВЕРНУТЬСЯ В БЛОГ

В мифологии птица Феникс олицетворяет бесконечный цикл жизни. Он рождается, умирает, а затем восстаёт из пепла — снова и снова. Этот образ отлично описывает периодические фазы депрессии в экономике и цикличный характер финансовых рынков, в частности кредитных дефолтных свопов (CDS). Данная метафора также характеризует поведение и образ мышления участников рынка: иногда они утрачивают веру в определённый актив, но со временем открывают его для себя заново с возрождённым энтузиазмом.

Содержание:

Роль субстандартного кредитования в Мировом финансовом кризисе

В 2008 году ипотечный кризис, прокатившийся по США и Великобритании, нанёс сокрушительный удар по мировому финансовому рынку. Массовое банкротство банков, брокерских компаний и других финансовых организаций привело к резкому падению цен на недвижимость.

Последствия этого падения ощутили на себе владельцы недвижимости по всему миру, особенно те, кто покупал её в кредит. Цены упали настолько, что лучшим решением для заёмщиков было просто зафиксировать убытки и объявить дефолт. Когда отчуждённая собственность возвращалась банку, её стоимость уже была на 60–70% ниже первоначальной.

Обострению Мирового финансового кризиса 2008 года способствовало множество факторов, но особая роль отводится субстандартному кредитованию, или займам с повышенной вероятностью невозврата.

До того как кредитные дефолтные свопы (англ. Credit Default Swap, или CDS) внезапно оказались в центре внимания, большинство людей даже не представляли, что это такое (а те, кто вовремя разглядел зарождавшийся кризис, выгодно воспользовались этим инструментом — например, Майкл Бьюрри). Идея заключалась в следующем: обязательства по субстандартным ипотечным займам “упаковывались” в регулируемые внебиржевые ценные бумаги, а для покрытия риска дефолта приобретались CDS.

Тогда это казалось идеальной безрисковой конструкцией. Однако в процессе преобразования ипотечных кредитов в торгуемые ценные бумаги они слишком отдалились от реалий рынка недвижимости. Когда количество дефолтов по этим ипотечным кредитам достигло внушительного процента, стоимость ценных бумаг, в которые они были “упакованы”, начала снижаться.

Это привело к банкротству эмитентов ипотечных ценных бумаг, а банкам и страховым компаниям, выпустившим кредитные дефолтные свопы, пришлось покрывать обязательства. Многие компании были не готовы к такому объёму платежей, и их также ждало банкротство. В список финансовых организаций, павших жертвами этой схемы, вошли Fannie Mae, Freddie Mac, AIG, Lehman Brothers, Citibank, Bear Stearns и другие, а те, что устояли на ногах, понесли огромные убытки. Так, Morgan Stanley потерял на ипотечном кризисе $58 млрд. Мы рассказали эту историю в нашей статье о Хауи Хаблере.

Рынок CDS в наши дни

Казалось бы, после событий 2008 года люди больше не захотят связываться с этой печально известной схемой инвестирования. Как бы не так! Комбинация субстандартной ипотеки и кредитных дефолтных свопов активно возрождается. Возможно, в несколько иной форме, но основная концепция та же.

Прежде всего давайте вспомним, почему вообще появились CDS. Ещё несколько десятилетий назад господствующими активами были акции и облигации, однако рынки ценных бумаг становились всё более сложными, так что банкам и другим финансовым организациям пришлось последовать этой тенденции, чтобы идти в ногу со временем. Сегодня мы живём в эпоху деривативов, и CDS идеально вписываются в эти условия. В некотором смысле они легли в основу процессов управления рисками в XXI веке. Проще говоря, CDS позволяют покупателям облигаций переложить риски на инвесторов, которые зарабатывают на том, что берут на себя риски в обмен на потенциальную прибыль.

Например, компания выпускает облигацию, и её покупает банк. Затем банк отказывается от части дохода по облигации в пользу инвестора. В обмен на часть процента по облигации инвестор предлагает взять на себя риск в случае дефолта компании, выпустившей облигацию. В этом заключается суть кредитных дефолтных свопов. Банкам разрешено выпускать их в качестве отдельной ценной бумаги, поскольку они могут с точностью оценить степень риска исходной облигации. По крайней мере, такова теория.

На практике рынок CDS намного сложнее, чем в описанном выше примере. Один из усложняющих факторов заключается в том, что CDS обычно включают в себя облигации не одной компании, а сразу нескольких с разными уровнями риска. Также стоит отметить, что причина, по которой банк готов отказаться от части дохода по облигации, заключается в том, что у него имеются опасения относительно компании-эмитента. Это именно то, что произошло во время ипотечного кризиса в США, когда семейные дома в Арканзасе были объединены с виллами для отдыха во Флориде. Цель заключалась в том, чтобы диверсифицировать риск и сделать конечный продукт более привлекательным, чем отдельные ипотечные кредиты. Кроме того, это позволило скрыть рискованные ипотечные кредиты за более безопасными.

Типы кредитных дефолтных свопов

Это подводит нас к двум типам кредитных дефолтных свопов: одноимённые (англ. single-name CDS) и многоимённые (англ. multi-name CDS). Первые включают в себя облигации всего одного должника, а вторые — облигации нескольких разных должников, вместе взятых.

До 2005 года кредитные дефолтные свопы использовались в основном для объединения риска по облигациям отдельной компании или, к примеру, по облигациям отдельной страны, а доля многоимённых CDS составляла 20–30%. С 2006 года наблюдался резкий рост выпуска CDS, достигший пика в 2007–2008 гг. На пике сумма риска по непогашенному кредиту составляла $60 трлн против $10 трлн в докризисные времена. Скорость роста выпуска CDS практически совпадает со скоростью увеличения доли многоимённых свопов: в 2007–2008 гг. на них приходилось уже 45% CDS.

После кризиса выпуск кредитных дефолтных свопов стал предметом строгого регулирования и надзора, что сделало их намного менее привлекательными. На протяжении последующих лет количество выпущенных CDS неуклонно снижалось, и к 2018 году оно составило одну шестую выпуска в 2007 году. Хотя сегодня их количество близко к докризисному периоду, стоит отметить, что доля многоимённых свопов не сократилась. Напротив, сейчас на них приходится примерно две трети всех CDS. Хотя эти инструменты стали менее популярными среди многих инвесторов, их по-прежнему используют для управления рисками, как это было в докризисные времена.

Новый эпицентр

Другое отличие состоит в том, что на этот раз в эпицентре событий находятся не США, а вторая по величине экономика мира — Китай.

Данное явление распространяется не только на рынок недвижимости, но и на корпоративные кредиты, и за ним стоит как регулируемый банковский сектор, так и теневой банкинг Китая. Это практика выдачи кредитов компаниями и частными лицами, а не коммерческими или государственными банками. Ситуация осложняется тем, что отследить объёмы капитала, обращающегося в теневой банковской системе, невозможно.


Что мы знаем наверняка, так это то, что они упаковывают эти сомнительные нерегулируемые кредиты в специальные финансовые инструменты с помощью банков, которые затем перепродают их в качестве торгуемых ценных бумаг. Таким образом, сами банки не до конца понимают, что именно они продают. Если вам кажется, что где-то вы это уже видели, вы не одиноки.


Ни иностранные инвесторы, ни правительство Китая точно не знают, сколько выдано таких кредитов и в каком объёме. По некоторым оценкам, на них приходится до двух третей всех кредитов в Китае, однако количество или процент дефолтов не поддаются оценке. Как бы то ни было, число ипотечных ценных бумаг продолжает возрастать. На сегодняшний день их предлагают финансовые организации по всему миру общей стоимостью более триллиона долларов.


Не стоит полагать, что к нам это не имеет никакого отношения. Данные облигации являются частью многих высокодоходных ETF, которые активно участвуют в группировке и перегруппировке этих субстандартных кредитов. Ещё большее беспокойство вызывает то, что рано или поздно такие займы достигнут критической точки, как в 2008 году. Если перспективы роста Китая ухудшатся, вся мировая экономика может оказаться под ударом.


Как бы то ни было, ипотечные ценные бумаги, словно Феникс, восстали из пепла. Очевидно, инвесторы готовы дать второй шанс неудавшимся старым активам, если подать их под новым соусом. Будем надеяться, печальная история не повторится.

ПОХОЖИЕ ПОСТЫ

© Copyrights 2021-2022 ROSTRADE®
Весь контент, публикуемый и распространяемый компанией ROSTRADE и её аффилированными лицами (далее совместно именуемыми «Компания»), стоит рассматривать исключительно в качестве ознакомительной информации. Информация, предоставляемая Компанией или содержащаяся здесь, ни при каких условиях не является (а) инвестиционной рекомендацией, (б) предложением о или призывом к покупке или продаже, (в) рекомендацией, одобрением или продвижением какой-либо ценной бумаги, компании или фонда. Содержащиеся здесь проп-трейдинг компании отзывы могут не соответствовать опыту вакансии других клиентов или пользователей и не являются гарантией доходности или успеха в будущем.

Торговля фьючерсами и валютой сопряжена с высоким уровнем риска и подходит не каждому инвестору. Инвестор может потерять все первоначальные вложения и даже больше. Рисковый капитал – это деньги, которые можно потерять без угрозы для своей финансовой безопасности или привычного образа жизни. Для торговли следует использовать только рисковый капитал, и лишь те, кто располагает достаточным рисковым капиталом, могут рассматривать торговлю в качестве потенциальной деятельности. Это не призыв и не предложение покупать или продавать фьючерсы, опционы или валюту. Доходность в прошлом не всегда является показателем будущих результатов.

Правило CFTC 4.41: Показатели Гипотетической или Смоделированной доходности имеют ограниченное применение. В отличие от отчётов о фактической доходности, смоделированные показатели не являются результатом реальной торговли. Кроме того, поскольку сделки не исполняются в действительности, их результаты могут быть основаны на переоценённом или недооценённом влиянии определённых рыночных факторов, таких как дефицит ликвидности. К тому же, как правило, симуляторы торговли разрабатываются на основе преимущества ретроспективного анализа. Нет никаких гарантий, что на любом счёте будут или могут быть достигнуты показатели прибыли или убытка, аналогичные полученным в симуляторе.
ВОЙТИ



Этот сайт собирает сookie-файлы. Продолжая использование сайта, Вы даете свое согласие на сбор и использование сookie-файлов и других данных в соответствии с Политикой конфиденциальностиСогласен